ВОРОНОВ Юрий Александрович


ВОРОНОВ Юрий Александрович

Персональный сайт: Iurii Voronov

График.

Родился 18 июня 1956 года в Вологде. 
Живет и работает в Вологде. 

Член-корреспондент Российской академии художеств (Отделение графики, 2009г.)

Заслуженный художник РФ (2003г.)

Член СХ России (1983г.)

Образование:
Окончил живописно-педагогическое отделение Ярославского Художественного Училища, г. Ярославль, в 1975 году.
Окончил Московский государственный художественный институт имени В.И. Сурикова (факультет графики) в 1981году, художественный руководитель Б.А. Дехтерёв (мастерская книжной графики).

Основные проекты и произведения:  
«Говорит Вологда. Доброе утро, товарищи». Холст, акрил. 195 х 295.(1987г.)
«Лествица». Холст, акрил. 195 х 295(1989г.)
«Нина». Холст, масло. 90 х 70(1989г.)
«Каждому дневи довлеет злоба его». Холст, акрил. 190 х 295.(1989г.)
«Никола Зимний». Холст, масло. 190 х 130.(1990г.)
«Легенда о счастье. Триптих». Холст, масло. 190 х 140, 190 х140, 190х140.(1992г.)
«Вологодские художники».Холст, масло. 140 х 195.(2003г.)
«Есть музыка над нами». Холст, масло. 190 х 290.(2012-2013гг.)
«Другая жизнь». Триптих. Холст, масло. 185 х 140, 185 х 160, 185 х 140. (2013г.)
«Гиляна в современном пространстве». Холст, масло. 210 х 230. (2014г.)
 
Произведения находятся в музеях-заповедниках и краеведческих музеях Вологодской области, в частных собраниях в России и за рубежом. Основная коллекция произведений художника находится в Вологодской областной картинной галерее.
Персональные выставки: С 1977 года участник художественных выставок. Произведения художника экспонируются на Всероссийских, межрегиональных, областных,межрегиональных, всероссийских и международных художественных выставках, он частый гость в Норвегии и Германии, где зрители уже успели полюбить его творчество. Персональные выставки: Фёрль (Германия)(1991г.), Зволле (Голландия)(1992г.), Ставерн (Норвегия)(1993г.), Ванкувер (Канада)(1996г.), Вологда (Россия)(1996г.) Шиен (Норвегия)(1996г.), Ставерн (Норвегия)(1998г.), Осло (Норвегия)(2000г.), Москва (Россия) (2006г.)


Государственная и общественная деятельность:
Член правления Вологодского отделения ВТО «СХР»,
Заместитель председателя Вологодского отделения ВТО «СХР»

Государственные и общественные награды и премии: 
Государственная  премия Вологодской области по литературе и  искусству(2007г.)
Почетная  грамота  губернатора Вологодской области (2002г.)
Диплом лауреата  XI региональной выставки «Российский Север» за создание произведения живописи «Есть музыка над нами…»(2013г.)
Золотая медаль ВТОО «Союз художников России» «Духовность. Традиции. Мастерство.» (2009г.)
Премия по культуре комсола Вологодской области имени  А.Яшина.

Награды РАХ:
Медаль «Достойному» (2016г.)
Диплом РАХ (2017г.) за цикл произведений «Философический полиптих»



Его родина – суровая и обильная. Веками здесь, на земле преподобных Кирилла, Ферапонта  и Мартиниана Белозерских происходил своеобразный духовно-культурный отбор: натур даровитых и тонких, владеющих словом и красками, языком национально-созидательным. 
Его родина – земля Вологодская, много украшенная церквями православными и монастырями-крепостями. А потому и понимает вологодский художник Юрий Воронов слово «творческое родословие» буквально как славление   родного Севера, в котором соединилось для него всё: и крепкий, суровый климат, и просторный, с размахом, ландшафт с его горушками и далями, с низким жемчужным северным небом и разнообразием глади озер.
Кто хочет понять Юрий Воронова, тот должен научиться видеть эту его северную «закваску» – независимого и спокойного созерцания, идущего от любви ко всем тем, отошедшим в историю, пластам жизни, что стали для нас «культурным наследием». Но художник смог это прошлое перечитать, передумать – смог передать этот дух дерзкого, прямого и честного взгляда на мир, характерный для человека Русского Севера.
Не раз покидающий родную Вологду ради дальних странствий, всегда возвращался назад: не как блудный сын, – нет. Напротив, чужые ритмы и краски, чужая жизнь только ярче делали художническое зрение: будто укрупняли мощь монастырских стен Кирилло-Белозерского монастыря, который он рисует постоянно; будто  белее становились снега (как на его большом холсте «Зимний Никола»); будто торжественнее и осмысленнее становилась провинциальная жизнь, легко и беззаботно взмывающая в вечность (как в картине «Утро на древнем озере», в которой из глубин водных, и из нежного легкого земного воздуха проступают дали горние с ангелом – и восстают из озера, как образы-мысли, символические фигуры и предметы).
Русский человек любит пейзаж. Он размягчает душу, пробужденную к созерцательности разнообразием нашей природы: лето и весна, осень и зима  имеют свои особенные краски, свое дыхание, ритм и  мелодии. Нам потому никогда не надоедает пейзажность нашего изобразительного искусства, потому что  в природности вообще мы чувствуем свою связь с землей. Созерцательное наслаждение можно испытывать вновь и вновь, вглядываясь в работы художника, написанные гимном своей земле в картинах «Туман», «Утренний этюд», «Зимний пейзаж», «Северная деревня», «Зимние хлопоты», «Зимняя Вологда» и «Ферапонтово», «Вечер  в Белозерске», «У озера». Да, белый цвет и белый снег художником бесконечно любимы – любимы за изначальную и без-печальную чистоту.
Юрий Воронов может рисовать Северную Италию или «Воспоминание о Ванкувере», древние развалины Греции  или «Дворец царя Зимрилима» (Месопотамия), но при этом, безусловно, он остается русским художником, вкладывая в свои «заграничные работы» легкий аромат театральности, скептическую просвещенность образованного человека, некоторую русскую барственную утонченность. 
Юрий Воронов не впускает на свои холсты силы стихийные – он предпочитает их сдерживать, окультуривать, возвышать до символа. Понимания символического языка искусства  его работы требуют неукоснительно и настойчиво: в какой-то простоте и первоначальности предстают в его работах предметы крестьянского быта, которые у художника не столько этнографичны, сколько символичны. Так, холст «Вологодский натюрморт» изящно и естественно сочетает лоскутную скатерть, крынку с молоком, туесок с засохшей травой и деревянную церковку с одной маковкой, стоящую на втором плане с какой-то основательностью вечности. В «Николе зимнем» все тот же берестяной туесок, да брошенный на снегу ключ (толи от трудного земного счастья, толи от старинного амбара), колодец с поднятым из него полным ведром воды, горшок, в котором кашу варили в русской печи и сидящая на первом плане за прялкой деревенская девушка, – все это помещено среди белых бескрайних снегов и «читается» как сиротливость, как символы того, что прежде составляло крепкий крестьянский космос, о которых сейчас,  об их отдельности, разбросанности по миру, если и печалится  кто, так это – художник. К философски-раздумчивым полотнам можно отнести и «Сны лоскутного одеяла», где в лоскутах, как в клеймах, проглядывают сквозь времена и сроки лица. Вот лицо бабушки  (а она у Юрия была кружевница – занятие творческое, не у неё ли внук впитал эту любовь к «составлению картин»?!). Вот – лик Богородицы. А дальше – молодица у зыбки качает дитя. А чуть ниже и вбок – летит щепная птица счастья, которых еще и до сих пор принято в домах подвешивать прямо в красном углу, перед киотом, где эта самая северная  легкая птица символизирует Дух Святой.
Сны и «воспоминания» лоскутного одеяла – это еще и история рода, причем крестьянского. А в «Зимней элегии» причудливо и почти эстетски  на белом снегу разбросаны предметы крестьянского быта, о ладе которого так проникновенно и красиво написал Василий Белов. У художника, правда, и полотенце вышитое, и самовар, и дуга, хомут и сани «очищены» от быта, помещены снова в «белые снеги», а у края этого земного стоит ангел, взор обращая к сидящему на втором плане «Христу в темничке». Сидящему так просто в бескрайних и бедных этих просторах, будто так все это изначально и было задумано. И где-то совсем глубоко, по линии горизонта, разметались крошки-избушки  – белое безмолвие снова упирается в жизнь. Впрочем, лучшие натюрморты Юрия Воронова тоже так и называются «Крестьянские», «Северные». 
…Особую часть творческого мира Ю.Воронова представляют его работы, связанные с иллюстрациями произведений литературы. Заканчивая обучение в институте, он создал серию линогравюр, посвященных поэту Николаю Рубцову (в 1981 году у поэта не было еще нынешней общенародной славы). Потом появились портреты-вкладки знаменитых мыслителей и деятелей культуры – А.Ф.Лосева (он позировал художнику), Д.С.Лихачева, В.П.Астафьева, В.И.Белова / Кажется, что лучшие его портреты посвящены жене Нине и дочери. Хрупкие, нежные, бездонные в своей цельности – эти портреты говорят нам, что создающий их был на высоте своего творческого счастья…
Созерцание христианского мира для художника естественно, если можно так сказать, почти простонародно (что не отменяет глубины художественного напряжения). «Благовещение» (1994 г.) написано так, что весь мир – это храм, где сама Земля и всё, столь торжественно и страшно происходящее на ней, сокровенно прикрыто сводами неба как великолепной божественной фреской. «Ангел» и «Композиция с Владимирской Богоматерью» предстают перед нами одновременно в вечной мудрости и покое высшего, христианского, и в мятущейся стихии земной истории, где все взвихрено, живет в сомнении и томлении, в иступленном размышлении и энергии хаоса. Оппозиция земли и неба для художника вечна, но и пребывает в глубокой мистической взаимосвязи.
Картины Юрия Воронова звучат гимном жизни-любви. Звучит пронзительно его белое-белое снежное пространство. Высокой и звонко-торжественной музыкой  Севера.
Мы видим «затишье души» в его портретной живописи. Мы слышим, как скрипят шаги на морозе в картинах, где старая зимняя Вологда уютно закутана в домашнее тепло. Пространство и перспектива удивительно осязаемы в работах художника: даже воздух у него дышит – туманами, наплывами нездешнего мира на здешний, густыми, текучими эфирными завесами, а по водной глади (которую художник рисует всю жизнь) легко ступает Ангел в неуемном потоке света, который, кажется, может прожечь насквозь саму картину. И всё это утонченное, умное, бодрое соединяет свои силы в одну картину жизни, чтобы дать её образ – сложный, богатый, но не столько чувственный, сколько сдержанно-достойный. Образ жизни, знающей силу не только любви пьянящей и услаждающей, щедрой и лиричной,  но и любви строгой, строящей, обязывающей.
Капитолина Кокшенева



Возврат к списку

версия для печати