КИШЕВ Мухадин Исмагилович


КИШЕВ Мухадин Исмагилович

Персональный сайт: www.muhadinkishev.com

Живописец 

Родился 18 декабря 1939г. Живет и работает в Нальчике (Кабардино-Балкарская Республика), Андалузии (Испания). 

Академик Российской академии художеств (Южное региональное отделение, с 2009г.)

Заслуженный художник Российской Федерации (2013г.), Народный художник России (2000г.)

Народный художник Кабардино-Балкарской Республики (2000г.)

Член союза художников СССР, России (1973г.)
Член Творческого союза художников (1990г.)
Член союза Российских художников и Великобритании, Лондон.
Почетный член Союза художников, Иордании (2008г.)
Член Европейской академии художеств, Бельгия. 

Академик в области искусства Международной академии наук, технологии и образования, Валенсия, Испания (2001г.)
Академик Адыгской международной академии наук АМАН-КБР (2008г.)

Образование: окончил Краснодарский Государственный Университет художественно-графический факультет (1965г.)

Основные работы: «Власть Цвета», «Голос художника», «Судьбы», «Тоска по Родине», «Тоска по Природе», «Двое», «Загадочное архитектура», «Люди мира», «Загадочное пространство», «Русская зима», «Времена года», «Вокруг круга».

Произведении находятся в Государственной Третьяковской галерее и в Московском музее современного искусства; так же в зарубежных центрах искусств, в частных коллекциях королевской семьи Испании и Иордании, в частных коллекциях многих стран мира.

Персональные выставки: участник выставок с 1963г.

Государственные и общественные награды и премии:
Медаль «За Доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1970г.)
Премия Ленинского комсомола Кабардино-Балкарской Республики (1982г.)
Орден Чести I степени за заслуги перед Отечеством, милосердие, меценатство и миротворчество Международного монархического двора (2000г.)
Орден Пальмы Caballero Comendador Международной академии наук, технологии и образовании, Испания (2000-2001гг.)
Мальтийский крест. Испания (2001г.)
Орден Пальмы Caballero Comendador con Placa de Mérito Международной академии наук, технологии и образования. Испания (2002г.)
Золотые медали Европейской академии художеств: (2003г.) Испания, (2004г.) Бельгия, (2004г.) Франция. Юбилейная золотая медаль Кабардино-Балкарской Республики «450 лет с Россией» (2007г.), Золотая медаль «300 лет победы Кабарды в Канжальской битве» (2008г.)

Награды Российской академии художеств:
Золотая медаль РАХ (2008г.)
Медаль Шувалова РАХ (2010г.)


ЛАБИРИНТЫ ГАРМОНИИ
ЖИВОПИСЬ МУХАДИНА КИШЕВА

Мухадин Кишев – художник исключительной творческой силы. Тематический и образно-метафорический диапазон его полотен удивляет. Формотворческие и пластические возможности кажутся безграничными. А работоспособность и производительность восхищают. Художник одинаково свободно владеет как приемами академической живописи и графики, так и выразительными средствами абстрактного искусства, в котором ему удается открыть свою собственную страницу, несмотря на впечатляющие достижения супрематистов, ташистов, минималистов и мастеров оп-арта ХХ века.

В современном глобальном художественном мире, тотальном Art World, проблемы художественного качества живописи – мастерства, выучки, кропотливого творческого труда – со всей очевидностью отходят на второй план. Искусство концепции побеждает искусство пластики даже в художественно-образовательных учреждениях, где по определению должны «ставить руку», развивать чувство цвета и формы, раскрывать законы композиции. Тем ценнее присутствие в текущем художественном процессе фигуры Мухадина Кишева, для которого античный принцип «техне» («tέχνη») – техническое мастерство, художественная инженерия – всегда являлся залогом качества искусства самой высокой пробы. 

Пластическое совершенство живописных работ Кишева обнаруживается на разных уровнях художественного языка: в композиции, в соотношении масс и объемов, в колорите, в ритме. Важно все – мельчайшие элементы орнамента, игра тональных нюансов внутри пятен локального цвета, направление мазка и штриховки, игра фактурой, наконец, цвет и форма рамы. Эффект артистического, импровизационного блеска отдельных картин достигается месяцами кропотливого педантичного труда, когда художник, неудовлетворенный результатом кладет на холст до тридцати (!) масляных слоев, достигая искомого эффекта. Но и качество говорит само за себя: композиция выверена, колорит и фактура найдены – картина живет полноценной жизнью. И чуткий зритель, проходя глазом сквозь слой изображения, словно созерцает воплощенную на холсте ответственность художника и отдает ему должное. Поэтому Мухадина Кишева знают и любят в России и Европе, в обеих Америках и, конечно, на его родине, в Кабардино-Балкарской Республике, где в год 75-летия художника будет построен музей его имени.

Кажется парадоксальным, но мастер геометрической абстракции Мухадин Кишев относится к тому типу творческой личности, которая может быть сопоставлена с собирательной творческой личностью эпохи Возрождения. Критерием в данном случае выступают отношения Художника и Мира. Подобно Леонардо или Донателло, Кишев использует язык искусства в качестве инструмента научного познания. Восторг и удивление перед огромной непознанной вселенной немыслим для него без стремления понять и освоить ее, осознать глазом и кистью. Жажда познания неотделима от жажды действия. Понимать значит создавать. В творчестве Кишева вольно или невольно воскресает программа высокой западноевропейской классики, в соответствии с которой художник – это демиург, создающий «вторую природу». И все это при том, что Кишев активно разрабатывает свой собственный, отнюдь не ренессансный язык.

Исследовательская, почти естественнонаучная доминанта явственно ощущается в творческом мышлении художника. Мастерские Кишева в Москве, Андалузии, Лондоне, Нальчике – это настоящие творческие лаборатории по изучению образов зримого мира и их художественному переосмыслению. Помимо бесчисленных атрибутов работы живописца и графика, внимание на себя обращают огромные стеллажи с десятками папок – рабочие архивы художника: зарисовки, фотографии, вырезки из газет и журналов на все интересующие Кишева темы. Будет писать корриду – вот лошади и быки. Вспомнит путешествие по Африке – под рукой визуальные материалы о ее диковинных обитателях, ландшафтах, флоре и фауне. Здесь же изображения фрагментов человеческого тела, архитектура городов мира, бесчисленные перерисовки ренессансных источников.

Все это собиралось десятилетиями, чтобы в нужный момент прийти на помощь, прорасти на холсте. Впрочем, до холста и масла тоже неблизкий путь: сначала десятки карандашных этюдов, затем цветные пробы на бумаге или картоне, потом различные опыты в монотипии – здесь же, в мастерской, на офортном станке. И только тогда, почувствовав все грани темы, ощущая ее пульс в каждом капилляре живописного пространства, Кишев приступает к холсту. Но и это тоже только начало – старт очередной живописной серии, когда художник пытается исчерпать мотив до дна, выбрать его до зернышка, дни и ночи напролет экспериментируя с колоритом, деталировкой, орнаментом…

Один из ключей к пониманию творчества Мухадина Кишева – проблема серийности, столь актуальная для ХХ века, начиная еще со знаменитой работы Вальтера Беньямина. Но кишевская серийность принципиально противостоит утилитарной «технической воспроизводимости», о которой говорил немецкий философ. Серия здесь – прежде всего знак ответственного и разностороннего изучения натуры. Кишев стремится максимально обнажить предмет своего художнического внимания и, как джазовый музыкант, создает серию вариаций вокруг заданной темы. Причем в качестве объекта художественного постижения может выступать и конкретный феномен зримого мира (дерево, животное, архитектурное сооружение), и сложноорганизованный художественный мотив – относительно устойчивый визуальный комплекс, вокруг которого формируются многочисленные изобразительные модуляции, чаще всего колористические. Подобные мотивные доминанты бывают у Кишева как абстрактными (однако соотносимыми с вполне определенными состояниями и чувствами человека - «Взрыв поисков», «Судьбы», «Двое» и др.), так и миметическими – отсылающими к формам объективного мира: «Туннели», «Горные ущелья» и др.

Язык живописной абстракции для Кишева – не только способ художественного постижения реальности, но и возможность ее «улучшения» и «пересоздания». В своих многочисленных сериях («Вечерний звон», «Времена года», «Мои дороги» и др.) Кишев словно пытается «усилить» реальность, увеличить и умножить ее, как при взгляде через магический кристалл. Как Микеланджело, он пытается довести до совершенства то, что «не доделала» природа, оставив это на долю человека – точнее художника. 

Центральной задачей в решении этой проблемы становится поиск органики и гармонии на всех уровнях раскрытия художественного мотива – в замысле и символике, в композиции и колорите, в горизонтальных и вертикальных ритмах. Доводя до пластического совершенства очередную вариацию темы, складывающую шаг за шагом своеобразный живописный контрапункт внутри каждой серии, Кишев стремится если и не завершить принципиально незавершаемое, то, по меньшей мере, как можно полнее освоить его, сделать своим, близким и безопасным. В этой художественной интенции очевидно прочитывается трепетное, оберегающее отношение художника к Миру и Человеку. Перестраивая реальность прихотливыми средствами фигуративной абстракции, требующей предельной концентрации и координации мысли и чувства, формы и цвета, Мухадин Кишев всякий раз сглаживает острые углы мира, упорядочивает хаос, восстает против энтропии. И признаваясь в любви к этой удивительной, кружащей голову реальности, вновь и вновь пускается в путь по неисхоженным лабиринтам гармонии.

Сергей Ступин,
кандидат философских наук, старший научный сотрудник
Института теории и истории изобразительных искусств
Российской Академии художеств (Москва)



Возврат к списку

версия для печати