Выставка «Три поколения Соколовых» в Российской академии художеств

 

Выставочные залы Российской академии художеств. (Москва, Пречистенка, 21)


Место проведения: Выставочные залы Российской академии художеств. (Москва, Пречистенка, 21)

Сроки проведения: 19.12.2003 - 06.12.2004

Выставка, приуроченная к 100-летию со дня рождения Николая Александровича Соколова, члена известного на весь мир содружества Кукрыниксов, - уникальное явление современной культурной жизни России.

Сама идея проведения в Академии экспозиций работ единой творческой династии, будь то род Васнецовых или Жилинских, Самсоновых или Курилко-Рюминых, Голицыных или Рукавишниковых, оказалась удивительно плодотворной и поучительной.
Ведь художественная фамилия передает и обогащает эстетические традиции самым естественным и, я бы сказал, гуманистическим образом, мало подверженным царящей за окном, зачастую губительной для подлинного искусства быстро проходящей моде. Не скрою, эта выставка стала для меня во многих отношениях глубоким откровением. Я имею в виду и неизвестные ранее мне творения Н.А. Соколова преимущественно лирического плана, и создания его наследников: сына Владимира, внучек Анастасии, Анны и мужа Анастасии Валерия Чернорицкого. Ее значение далеко превосходит границы щедрого подарка всем почитателям подлинных культурных ценностей к Новому году или к Рождеству, ибо она объединяет произведения высокопрофессиональных мастеров разных поколений, произведения большинства из которых имеют музейную, вневременную ценность, при всей, замечу, яркой современности их выразительного языка.
Николай Александрович Соколов (1903-2000) - один из легендарных «Кукрыниксов», содружества трех художников, слава которого гремела десятилетиями. Созданный в середине 1920-х годов студентами ВХУТЕМАСа (М. Куприяновым, П. Крыловым и Н. Соколовым) этот союз просуществовал в течение 65 лет, поражая своим удивительно плодотворным творческим долголетием. Владимир Николаевич Соколов, сын, родился в 1940 году. Окончил МВХПУ (бывшее Строгановское). Член- корреспондент Российской академии художеств, член Союза художников России, участник многочисленных российских и зарубежных коллективных и персональных выставок. Его творчество представлено серией работ, выполненных в технике масляной пастели - эффектные, эмоциональные пейзажи, натюрморты. Анастасия Соколова (дочь Владимира и внучка Николая Соколова, родилась в 1967 году) и Валерий Чернорицкий (муж Анастасии, родился в 1961 году) оба - выпускники МГХАИ им. В.И. Сурикова, члены Союза художников России, участники российских и зарубежных выставок. Пейзажи и натюрморты Анастасии словно напоены тишиной и мягким, теплым светом, подкупающе деликатны и колористически утонченны («Бульвар», «Палангское кафе», «Цветы ко дню рождения»). Они полны бесконечного раздумья, в них - способность прочувствовать вневременные основы жизни.
Подобное стремление к осознанию глубинных токов бытия особенно ощутимо в мастерски выполненных масштабных полотнах на библейские темы Валерия Чернорицкого («Возвращение из Египта», «Алхимическая свадьба», «Сон под Рождество»), а также в совместных с Анастасией росписях в католическом и трех православных храмах на о. Корсика (Франция).
Анна Соколова (дочь Владимира и внучка Николая Соколова, родилась в 1976 году) окончила отделение монументальной живописи МГХАИ им. В.И. Сурикова, участница российских и зарубежных выставок, дизайнер магазинов высокой моды. Ее работы, звучные по цвету, свободные, динамичные - «Абрамцево. Мастерская», «Венеция. Карнавал».
И как хранители и продолжатели традиций, в течение десяти лет, ежегодно Соколовы и Чернорицкий проводят в зале «Атриум» отеля «Балчуг Кемпински» (Москва) весенние и осенние выставки художников, чье творчество объемлет или характеризует век XX.


Уникальное, прежде всего, в силу своего «семейного» характера. Ибо она объединяет работы трех поколений семьи Соколовых: самого Николая Александровича, его сына Владимира, внучек Анастасии и Анны, а также мужа Анастасии Валерия Чернорицкого. Это позволяет представить и увидеть эпоху, XX век сквозь призму не привычной истории советского и постсоветского искусства, а самобытной художественной династии.
Примечательно, что и сам Н.А. Соколов предстает в таком контексте не как пламенный публицист, остроумный сатирик, один из трех «богатырей» популярного группового портрета Кукрыниксов кисти П.Д. Корина, а как тонкий акварелист и прирожденный живописец, автор лирических пейзажей («Садовая», 1937; «Московская площадь», 1940; «Мостик», 1963), одухотворенных портретов («Надя», 1931), задушевных, напоенных солнцем жанровых сцен («На прогулке», 1951). Период великих побед социализма и беспощадной борьбы с его врагами обнаруживает себя в ином, далеком от официальной «злобы дня», подлинно человеческом, согретым теплом личной домашней жизни, облике.
Именно подобную, не отягощенную темой всенародного строительства светлого будущего, линию творчества Н.А. Соколова продолжают, каждый в своем живописном ключе, его наследники.
Личное слово о времени и о себе, позиция независимого художника, то есть художника, не озабоченного преодолением ступеней официальной лестницы - традиционной кары классика советского искусства, получением официального признания, а, следовательно, званий, премий и наград - такова художественная стратегия его сына.
Уже в ранних произведениях Владимира Соколова нет и тени советского, идеологического, подобного живописным полотнам Кукрыниксов на военную тему. Его стихия - так называемые малые жанры: пейзажи, натюрморты, средствами которых он открывает для себя и для зрителя неповторимую и неисчерпаемую красоту окружающей действительности - от скромного обаяния цветочного букета («Пионы на окне», 2003) до южной экзотики заморских стран («Каржес», 2001).
Столь же увлечены многообразием бытия, жизни природы дочери Владимира Николаевича, внучки Николая Александровича, о чем свидетельствуют хотя бы названия картин Анастасии («Серый день», 1987, «Утро в порту» 1992; «Голубь», 1995) и Анны («Кактусы», 1997; «Крыши», 2002; «Пароходы», 2001). При всей самобытности изобразительного языка каждого представителя семьи Соколовых в их произведениях есть нечто общее, родственное, объединяющее. Например, предпочтение светлых, солнечных сторон реальности, ее насыщенных воздухом и светом пленэрных открытых пространств; виртуозное и увлеченное использование выразительных способностей красочного материала, включая праздничную игру цветовых сочетаний, динамический полет мазка, «вкусную» сочность его фактуры; явное удовольствие от самого процесса «живописания» и, наконец, подкупающая откровенность, граничащая с демонстративностью, свобода творческого волеизъявления, образного самовыражения, далекая от цели выработки авторского, «знакового», легко узнаваемого на художественном рынке и «покупаемого» стиля, что ставится «во главу угла» большинством «изодеятелей» наших дней.
Момент авторского произвола, эскизной приблизительности воплощения начального замысла здесь полностью исключен, так как фундамент означенной свободы коренится в их профессиональной «оснащенности», обусловленной обучением в лучших столичных отечественных академических многовековых школах высшего художественного мастерства и, что столь же важно, урокам семьи, культивируемыми в ней эстетическими и этическими ценностями.
Стремление к вневременной значимости создаваемого обнаруживают и масштабные размеры таких картин Анастасии, как натюрморт «Цветы ко дню рождения» (130x105), работ венецианского цикла Анны (200x80), и, безусловно, монументальные библейские живописные полотна Валерия Чернорицкого «Возвращение из Египта» (1995), «Сон под Рождество» (1996), «Алхимическая свадьба» (2001), а также его совместные с Анастасией росписи в католическом и трех православных храмах на французском острове Корсика.
Данная экспозиция как бы продолжает чреду «династических» выставок в залах Российской Академии художеств на Пречистенке: «Дом Жилинских» (1997), «Художники рода Васнецовых» (1998), «Художники Самсоновы» (2000), произведений М.И. и М.М. Курилко-Рюминых (2003). Словосочетание «как бы продолжает» подразумевает лишь то, что художники рода Соколовых по сути первыми осознали важность и избрали в качестве руководства к действию спасительную силу семейной творческой эстафеты во времена эпохи перемен, развала системы государственной культурной политики, агонии и псевдопредпринимательской деятельности общественных союзов художников, вкусового диктата частных галерей и хаотичного парада мод отечественного художественного рынка.
Если это и «вызов», то, как всякое явление подлинного искусства, он вряд ли адресован к тем, кто соотносит свое преуспевание с «мутной водой» сегодняшней «постперестроечной» поры.

Журнал ДИ 1,2004



Возврат к списку

версия для печати