«И на Марсе будут яблони цвести…» Конёнков и Циолковский. Выставка в музее-мастерской С.Т.Коненкова

 

Мемориальный музей «Творческая мастерская С.Т. Коненкова»


Мемориальный музей «Творческая мастерская С.Т.Конёнкова»
Архив Российской академии наук
29.08 – 15.10.2018

Константин Эдуардович Циолковский (1857 - 1935) — выдающийся российский и советский ученый, основоположник современной космонавтики, автор научно-фантастических произведений, философ, яркий представитель школы русского космизма.

Портрет великого ученого был создан Конёнковым в 1968 году, это одна из последних работ скульптора.

В том же 1968 Конёнков побывал на первой атомной электростанции в Обнинске и в калужском Музее космонавтики. Скульптор «не просто дивился научным свершениям, он производил оценку грандиозным свершениям двадцатого века с позиций человека, родившегося при лучине. Недаром снимок шествующего по Музею космонавтики девяносточетырехлетнего Коненкова обошел прессу мира. Ликование духа, гордость русского человека сказочным прыжком из века лучины в век атомной энергетики и космических полетов заметили все, кто был с ним рядом в эти дни. Сергей Тимофеевич по возвращении в Москву вылепил воображаемый портрет К.Э.Циолковского — в нем восхищение гением, открывшим человечеству путь к звездам» (Ю.Бычков «Конёнков»).

Сам Конёнков так писал о создании портрета Циолковского, человека, которого Космос волновал и вдохновлял так же сильно, как и самого скульптора: «Уезжая в Калугу, я хорошенько укутал мокрыми тряпками и не пропускающими влагу хлорвиниловыми покрывалами почти законченный в глине бюст К.Э.Циолковского. Эти меры сбережения оказались достаточными, но мысли и впечатления, вызванные встречей с родиной космонавтики, решительно повлияли на первоначальный замысел камерного портрета. Сегодня образ гениального ученого мне видится иным: это титан духа, посвятивший всю свою жизнь разрешению проблемы межпланетных сообщений. «Земля – колыбель цивилизации, но нельзя же вечно находиться в колыбели» – вот его завет людям. Мечта Циолковского устремлена на тысячелетия вперед, к дальним пределам мироздания…»

Незадолго до смерти Циолковский напишет: «Сорок лет я работал над реактивным полетом. Через несколько сотен лет, думал я, такие приборы залетят за атмосферу и будут уже космическими кораблями. Непрерывно вычисляя и размышляя над скорейшим осуществлением этого дела, вчера, 15 декабря 1934 года, я натолкнулся на новую мысль относительно достижения космических скоростей. Последствием этого открытия явилась уверенность, что такие скорости гораздо легче получить, чем я предполагал… Человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство».

Но не за сотни лет, как представлялось самому ученому, а всего за неполных три десятилетия неземная фантастика Циолковского стала реальностью. Первый искусственный спутник Земли был запущен спустя 22 года после его смерти, в 1957 году, а всего через четыре года в космос полетел Юрий Гагарин.

В феврале 1966 года обрадованный очередной космической новостью Конёнков писал в «Советской России»: «Сбылась мечта человечества! Гений советского народа вновь удивил мир, наша «Луна-9» прилунилась. Какое необычайное событие! Слава новому человеку, слава его могуществу!» Земляне с любопытством разглядывали кинокадры Луны, снятые камерой, находящейся на ее поверхности, провидчески описанные Циолковским в повести «На Луне»…
Мечта человека о далеких звездах столь стремительно стала историей, что эту историю – рождения космонавтики – необходимо было запечатлеть во всех подробностях. И в 1967 году в Калуге открылся первый в мире музей космической тематики — Государственный музей истории космонавтики им. К.Э. Циолковского, одним из первых почетных посетителей которого стал Сергей Тимофеевич Конёнков.

«В разгар лета я приехал в Калугу. Старинный русский город до краев был наполнен медовым запахом цветущих лип. На одной тихой калужской улице, помнившей Циолковского, мне вспомнились строки из песни про звездолетчиков: «Утверждают космонавты и мечтатели, что на Марсе будут яблони цвести».

Добрых два дня после того, как я уехал из Калуги, мой пиджак источал медовый запах. Я попробовал представить: мечтатели своего добились – люди, обнимающие прилетевшего с Марса космонавта, обоняют тонкий аромат яблоневого цвета.

Земной поклон мечтателям!
Уметь мечтать – значит уметь смотреть вперед…»



Возврат к списку

версия для печати