И.Перфильева. Статья «В сиянии эмалей - свечение времен». Журнал «ДИ» №7-8, 2003

 

И.Перфильева. Статья «В сиянии эмалей - свечение времен». Журнал «ДИ» №7-8, 2003

Творческий метод Зураба Церетели сложен и многообразен. Его пытливый взгляд в постоянном движении и всегда находится в творческом поиске. Взрывной темперамент мастера просто не знает состояния покоя.
Однажды найденное и освоенное не утоляет его пытливого ума, жаждущего новаций. Его творчество щедро наполнено реминисценциями различных национальных традиций и собственными интерпретациями интернациональных стилевых направлений. При всей очевидности опоры художника на богатый опыт мирового художественного наследия, почерк Церетели всегда индивидуален, четок, ясен и узнаваем. Это почерк современного художника, для которого нет цехового деления искусства, нет стилевых границ.
Для него, универсального художника, не принципиальна разница в техниках исполнения произведения, они только средства для достижения художественной выразительности.
С одинаковым творческим размахом он работает в различных видах и жанрах изобразительного искусства, для него не существует и академического деления на большие и малые виды и жанры искусства.
В какой бы технике произведение не было бы исполнено, оно обретает свое, четко определенное авторской концепцией место в единой структуре творчества Зураба Церетели. В этом ряду искусство горячей эмали имеет совершенно особое значение.
Зураб Церетели не только возродил эту старинную технику, но и переосмыслил ее сообразно эстетическим принципам новой культурной эпохи. Ему удалось главное: превратить камерный жанр декоративного искусства - перегородчатую эмаль - в «образец» монументально-декоративного искусства, что стало возможно только благодаря синтетической природе дарования художника и его умения мыслить крупными категориями.
Работая с «малым» жанром, З. Церетели сумел избежать холодного эстетства. Он увидел и развил потенциал формотворческих возможностей декоративного искусства, использовал реформаторский опыт художников
первых годов ХХ века, когда декоративные начала играли важную роль в стилевом формировании художественной культуры эпохи.
Работы художника в технике горячей перегородчатой эмали оценила критика. Упоминает о них Нодар Джанберидзе в книге «Поиск и традиция», глубокий анализ эмальерных композиций. Церетели дан в трехтомном альбоме О. и Д. Швидковских, посвященном творчеству З. Церетели. Последние произведения художника в этой технике позволяют говорить об успешном продолжении работы, но они помогают также по-новому взглянуть и на более ранние. Выстроенный в хронологической последовательности ряд эмальерных произведений З. Церетели позволяет выделить несколько существенных моментов. Они свидетельствуют о серьезном творческом исследовании, проведенном художником в этой области на границе жанров декоративного и изобразительного искусств. Во-первых, З. Церетели рассматривает эмальерное дело вне цеховых границ как один из видов искусства, «работающий» в различных жанрах - от камерного до монументального. Для художника комплекс художественно-выразительных средств, равно как и язык традиционной техники перегородчатой эмали, не являются раз и навсегда сложившимися. Они лишь основа для трансформации этого вида искусства в новых культурно-исторических условиях. Художник почувствовал, что степень художественной обобщенности, типичная для эмалевой миниатюры, позволяет многократно увеличивать масштаб изображения, и от этого она делается еще более созвучной современным эстетическим принципам.
Интерес к перегородчатым эмалям возник у художника в начале 1980-х годов, испытывая искусство эмали на современное звучание, он избрал наиболее трудоемкую технику, предпочтя перегородчатую, а не выемчатую эмаль. Художника пленила способность эмали синтезировать в единое целое и классические основы традиционной фигуративной живописи, и декоративную драгоценность материала. В те годы в отечественном искусстве эмальерное дело не было чем-то неизведанным.
Популярны были изделия ростовской живописной эмалевой миниатюры, проходили выставки современного эмальерного искусства во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства в Москве, существовал Международный симпозиум художников-эмальеров в Паланге (Литва). Работа в различных эмальерных техниках увлекала не только художников-ювелиров, но и графиков и живописцев из разных регионов России и союзных республик.
Для одних это создавало возможность трансполировать свои творческие концепции в новый материал, для других это было поисками новых идей. З. Церетели никогда не участвовал в Международных биеннале ювелиров в ВНДПНИ, Паланге, Лиможе (Франции), Ля Корунья (Испания), Кечкемете (Венгрия) и др. Хотя там его работы вряд ли бы остались незамеченными. Однако экспериментаторский характер этих творческих симпозиумов по определению был неприемлем для З. Церетели. Он всегда расценивает эту поисковую стадию работы лишь как подготовительную часть творческого процесса.
Эмальерные картины З. Церетели не вписывались бы в эту канву, они априори равноудалены и от традиционализма, и от самодостаточности эксперимента. Он демонстрирует общественности только окончательный итог, в котором обширный художественный опыт и собственные творческие эксперименты подчинены личной художнической идее. Так возникли произведения монументального жанра, выполненные в технике горячей эмали. Обращение художника к монументальному жанру в эмалях вряд ли спонтанно. В традиционных грузинских эмалях широко известны крупномасштабные композиции. Древнейшие произведения национального эмальерного искусства до сих пор считаются самыми крупными эмалями в мире. Ш. Амиранашвили3 датирует три фрагмента иконы Богоматери из Хахульского складня первой половиной XII - концом XIII вв. В грузинском искусстве, знавшем разные виды эмальерных техник, наибольшее распространение имели перегородчатые эмали. От первоисточника - византийских эмальерных произведений и близких к ним русских - работы эмальеров Грузии отличает более яркая красочная расцветка одеяний, красноватый «винный» оттенок лиц, а главное - большая прозрачность смальт. Это и стало важнейшим составляющим эмальерных работ Церетели.
Для эффекта «драгоценной живописной поверхности», наиболее отвечающего главной теме художника - торжеству человеческого духа, - прозрачность эмалей имеет содержательный смысл. Их прозрачность придает особую звучность светоносной металлической основе - меди, сменившей традиционное для перегородчатых эмалей золото. Казалось бы, достигнутые результаты могли удовлетворить художника, но нет - З. Церетели продолжает эксперименты в технике перегородчатой эмали, все далее продвигается в постижении традиционной грузинской школы, а также других локальных школ. В его творчестве явственно заметен интерес к особенностям эмальерного дела европейских стран в различные эпохи.
Большое влияние на художника оказало знакомство с замечательными памятниками французской школы, лиможскими эмалями, традиционный центр изготовления которых, в отличие от других эмальерных центров, существовал вплоть до начала XIX века, а в последней четверти ХХ века Лимож вновь возродился как современный международный эмальерный центр.
Миссия возрождения традиционного искусства эмали и осмысления ее как новой технологии исполнения монументальных композиций, принятая Зурабом Церетели, не могла быть исчерпана воссозданием забытых технологических процессов и тем более - традиционной образности. Овладение художественными возможностями и технологическими секретами этого вида творчества художника шло параллельно с поисками современных приемов его использования и новой образной системы. И открытия, и находки мастера во всех этих направлениях равновелики.
Первые эмальерные композиции З. Церетели лежат в русле одной из важнейших и вечных проблем искусства - преемственности культурных традиций. Отсюда их несколько «мемориальный» характер. Это были изображения памятников древнегрузинской архитектуры, увитые изысканным орнаментальным шрифтом грузинского письма, игравшего важную роль в композиционном решении прямоугольных пластин, на которых размещались «картины». Главную роль в них играла декоративная составляющая, ей подчинены и натурное изображение, и орнаментальный шрифт. Оба мотива автор соединяет в единую цельную композицию, так как это было регламентировано канонами древнехристианской культовой живописи. В этих произведениях еще прослеживается зависимость изображения от технологии изготовления.
В следующем цикле эмальерных работ З. Церетели предстает как современный интерпретатор традиционных образов-символов. Здесь интерес к истории, древности трансформируется и приобретает значимость для сегодняшнего времени. Потребность художника ощущать связь времени пронизывает образы православных святых. Святые Георгий, Дмитрий Солунский и другие персонажи христианской истории предстают в интерпретации Церетелли то как князья-защитники или объединители земель, то в качестве карающей длани Господа или мудрых старцев. Со временем мир заметно преобразился, но истинный глубинный смысл этих художественных образов остался неизменным. В эмальерных композициях святые З. Церетели спокойно и мудро смотрят на мир - и на свой, и на современный. Их внутренняя гармония, рассудительность, внесуетность и готовность к самопожертвованию сегодня звучат так же как и для предыдущих поколений. Это идеалы нравственного здоровья личности и ее общественной значимости.
Художник нашел в религиозных персонажах «мелодии» духовной жизни, значимые для современных людей: новые поколения зрителей как бы предстоят перед святыми, держат ответ перед предками и потомками. В облике святых на дела земные из вневременного пространства бытия взирает высшая нравственность. Такой трактовке вечных ценностей трудно найти более подходящий язык художественного воплощения чем «торжественный» язык эмалей.
Выход на героическую тему потребовал от художника модернизации творческого метода, который теперь и должен был соединить вечное, вневременное, с конкретным, историческим. Эпический характер дарования З. Церетели подсказал ему адекватную форму воплощения актуальных идей в традиционной технике.
Отталкиваясь от художественных находок древних грузинских мастеров, проявившихся в крупных масштабах, в трактовке линий фигур, в характере драпировок одежды, в архитектонике различных частей изображения, художник ищет современные решения, развивает находки своих предшественников на основе современных технологий. Это и позволило ему перейти к новым монументальным формам. Освоив вначале максимальные размеры, которыми владели старые мастера, Зураб Церетели многократно превосходит их.
Дело здесь не только в замене драгоценного золота на более дешевую медь, кстати, саму по себе декоративно весьма эффектную. Главное, что ему удалось, - усовершенствовать исполнительские приемы, пригодные для большого масштаба. Входящие в композицию фрагменты выполняются теперь уже не на привычных прямоугольных пластинах, они представляют собой наборные вставные элементы. Их формы и конфигурация обусловлены композиционным решением картины и новыми возможностями технологии.
Накопленный художником опыт позволил ему не ограничиваться только лишь техникой перегородчатой эмали. В его палитре синтезируются все многообразие технологий различных направлений художественных эмалей и даже близкая к ним техника витражей. Так художник широко использует метод химического травления медных пластин с последующими процессами: нанесением эмалей, обжигом и шлифовкой. Разработанная им технология позволила превратить эмальерное искусство из камерного в универсальное, которому доступны различные жанры и темы: мотивы античного искусства, древнегрузинской и русской живописи, портреты и другие сюжеты.
Среди самых известных эмальерных композиций З. Церетели заметное место занимают архитектурно-исторические циклы и серия посвященная знаковым событиям: «Тбилисоба» в Культурном центре «Мзиури» в Москве (1985), «Городские мотивы» (1984), «Золотое кольцо России» (1986); алтарные образа в Галерее искусств Зураба Церетели (2001); портреты Матери Терезы (1989), шведского короля Карла Густава ХVI и его супруги королевы Сильвии (1983) синтезируют парадный и камерный тип композиции, живописные и эмальерные традиции.
Но главной темой художника являются исторические события, иногда отстоящие от сегодняшнего дня на несколько столетий. В них в полную силу разворачивается дарование Церетели-монументалиста. Он не только тщательно прорабатывает сюжетную канву, но и типизирует образы, придавая событию вселенский масштаб. Традиционная ювелирная техника в «оркестровке» Зураба Церетели звучит так, будто она изначально предназначена для торжественных мемориальных композиций - исторически значимых, зрелищно красочных и парадно драгоценных. Это не может быть достигнуто никакой другой техникой, кроме эмальерной, допускающей совмещение различных видов эмалей, а следовательно и множество эффектов. В одной монументальной композиции художник может вести разговор со зрителем одновременно в двух временных уровнях - приближенном к зрителю и исторически удаленном.
Условный золотой фон становится метафорой вечности. Сплетения холодных и теплых тонов создают декоративный эффект, аналогичный звучанию симфонического оркестра, где все партии строго распределены между инструментами. В характерном ритме и паузах эмальерных композиций З. Церетели передает временную дистанцию исторических событий. Так, в золотистом сиянии легенды красными всполохами предстают герои «Куликовской битвы» (1984). В многоцветной картине Отечественной войны 1812 года рядом с историческими деятелями, прославленными героями-полководцами изображены персонажи народные, объединенные благородным свечением фона в единую историческую силу. Героическая тема звучит гимном народу-победителю в эмальерных композициях нижнего вестибюля станции метро «Парк Победы» (2003). Эта работа завершает мемориальный ансамбль, созданный художником на Поклонной горе в память о победе в Великой Отечественной войне. Для оформления торцевых стен подземного вестибюля станции метро техника эмали подходит как нельзя лучше: она одновременно обозначает плоскость стены и создает иллюзию ее прозрачности, переход живописного пространства в реальное. Подобный эффект имеет существенное значение для решения замкнутого объема платформы метрополитена.
В этом З. Церетели проявил себя как неординарный мастер архитектурного дизайна, владеющий навыками градостроительного ремесла. Торцевые панно «Отечественная война 1812 года» и «Праздник Победы 1945 года» при общности техники разделяет принцип решения героической темы. Действующие лица баталий начала XIX столетия - почти былинные герои, богатыри духа. Их роль была главной, определившей основной ход военных действий.
Художник использует для своей эмальерной композиции принцип европейского парадного группового портрета, сложившийся в начале XVII столетия в момент демократических реформ.
Вспоминаются полотна великих голландцев Хальса и Рембрандта. Однако З. Церетели самостоятелен в трактовке классической схемы: его групповой портрет героев-полководцев «погружен» в цветовую гамму народной культуры. Так иносказательно им воплощена идея сплоченности в лихую годину граждан всех сословий. Мысль о соборности воли отражена и в горизонтальном построении композиции, и во фронтальном развороте фигур.
Иначе решается панно, посвященное событиям недавней истории страны, участники которых еще среди нас. Здесь тема народного характера войны прочитывается как основная. Среди победителей не выделены фигуры полководцев. Герои Великой Отечественной войны 1941-1945 годов - это и воины, и рабочие, и колхозники и, что особенно важно сегодня, люди разных культур и вероисповеданий. Все они - граждане некогда огромной многонациональной страны, воспоминания о которой близки им и сегодня. За основу композиции взята каноническая сцена с возвышающейся в центре символической фигурой Воина-освободителя с ребенком на руках (Е. Вучетич), как нимбом осененная орденом Победы. У основания постамента символические изображения другого уровня - расцветшие ветви яблони - знаки весны. Справа и слева от Воина - победители, народ, подвиг которого воспевает художник. Здесь нет портретных изображений, но мастер с таким вниманием и уважением прорабатывает эти образы, что создается ясное ощущение индивидуального проживания, сопереживания каждой судьбе. Четко прочитывается мысль: «судьба народа - это судьба каждого человека».
Сама техника, при которой вся поверхность грандиозного эмальерного произведения пронизана в буквальном и символическом смысле единой линией рисунка и технологических протяжек, способствует проявлению главной темы - всенародной общности, единства, рожденного в трудных буднях войны, слитности в единой победной радости. Венчает композицию символический образ столицы многонационального государства-победителя - башня Кремля в отсветах праздничного салюта.
Зураб Церетели «проживает» историческое событие на разных уровнях: от частного, камерного до гражданского, общенародного, и техника горячей эмали наиболее соответствует этой задаче. Зажигая светом краски глухих и прозрачных эмалей, придавая медной основе свечение благородного металла, художник использует не только эффектную технику эмали, но и выразительные возможности этого вида искусства.
Подобно М.В. Ломоносову, на качественно новом уровне возродившему в России искусство мозаики для увековечения памяти о великих событиях великой эпохи, З. Церетели в новой ситуации возрождает искусство эмали. Ювелирная традиционная техника, как выяснилось, таила возможности технологической модернизации, проявила способность к многократному увеличению масштаба изделий, но, пожалуй, главное - она оказалась адекватной мировоззренческой концепции художника.
На этой модернизированной технологии построен творческий метод З. Церетели, создавшего новый вид монументального искусства - живописно-перегородчатые эмали, сочетающие драгоценность эмальерного искусства с эмоционально-экспрессивной манерой фресковой живописи. Художник продолжает работу над полюбившейся техникой - впереди еще освоение техники эмали по рельефу.
Сегодня немало художников ярко и плодотворно работают в эмальерной технике. Каждый из них идет своим, четко сложившимся путем в искусстве. Произведения З. Церетели выходят за рамки локального явления одной технологии, эмали в исполнении Церетелли завоевывают обширные пространства многих видов искусства.

Ирина Перфильева - кандидат искусствоведения, ст. научный сотрудник НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ. Журнал «ДИ» №7-8, 2003, стр. 65-74

Zurab Tsereteli's enamels as highlights of the times
In his mission to revive the traditional art of enamelling and apply it as a new technology for monumental compositions, Zurab Tsereteli has found untapped resources of technological processes and, above all, traditional imagery. In mastering the artistic capacities and technological tricks of this kind of art, he also sought modern-time methods and novel images for it. His findings and discoveries are many and diverse. His first enamel compositions were aimed at solving one of the most important and oldest problems of art - the problem of carrying on cultural tradition. Hence their somewhat "memorial" look. They were pictures of monuments of ancient Georgian architecture adorned with elegant letters of the Georgian script, so much important for composition purposes on square tables used for such pictures. The decorative component in them bulked largest. Both the picture itself and the lettering were chosen to match. The master combined both of them into a single well-arranged composition in such a manner as prescribed by the canons of ancient Christian cult painting. In these works, technology is obviously dependant on picture. In his next cycle of enamelled works, Zurab Tsereteli stands out as a modern-time interpreter of traditional symbol-images. His interest in history and ancient art now becomes transformed and assumes significance for our day. The images of Orthodox saints he painted in these works show his need to feel continuity of epochs. Saint George, Dmitri Solynsky and other figures of Christian history he treats now as princes rising in arms to defend or unite their land, now as scourging envoys of God, now as wise sages. The deep-lying truth of these images has remained unaltered despite all changes brought about on earth since the times these saints lived. From these enamel pictures of saints, Zurab Tsereteli himself looks at the present-day world and into his own world with calmness of a sage. The saints' inner harmony, sane judgement, detachment and readiness for self-sacrifice sound as ideals of moral health and public service nowadays, as they sounded for the past generations.
In his religious personages the master has found "melodies" of spiritual life vital for present-day people. Looking at them, the new generations seem to feel accountable before the saints, as well as before their ancestors and their descendants. It seems as through everything they do in their earthly life is seen through the eyes of higher morality gazing on them from timeless outer space. Eternal values can hardly be treated better in any other vernacular of art than in the "magnificent" language of enamelling.
In dealing with heroic themes, the master has had to update his approach to be able to fuse what is eternal and timeless with what is concrete and historical. An artist of epic talent, Zurab Tsereteli has instinctively found a form good enough to express topical issues through traditional technology.
With ancient Georgian masters' discoveries as a stepping-stone, as evident in their large-scale works, in their treatment of lines of figures, in the ways of clothes drapery, in the architectonics of various parts of what they depicted, Zurab Tsereteli has set about to look for modern-time solutions, developing such discoveries on the basis of present-day technologies. This has allowed him to tackle new monumental forms. For a start, he got skilled in examples of the maximum size at which the old master were good. Later, he created works many times bigger. Not only in that instead of gold he used copper, cheaper but more decorative. What is more important is that he has improved techniques applicable for big-scale works. Fragments of composition are no longer made on usual rectangular plates, but are mounted as built-in composites. Their form and configuration are dictated by the compositional solution of the picture and the new capabilities of technology.
The master's experience accumulated over the years has enabled him to go beyond the technique of partitioned enamelling. His palette has synthesized a wide variety of technologies in the art of enamelling and even the techniques of stained glass very much related to them. Thus, he makes an excessive use of the method of chemical etching on copper plates, followed with enamelling, encausting and polishing. With the technology he has developed, he has become able to transform the art of enamelling from a chamber genre into an universal instrument suitable for any genres and themes, such as motifs of ancient Greek and Roman art, ancient Georgian and Russian painting, portrait painting and so forth.
Among his most well-known enamel compositions, the architectural historical cycles and the series devoted to token historical events stand out as most prominent. The master's main themes, however, are historical events, sometimes far away for several centuries. It is in them that Zurab Tsereteli the monumentalist can show his talent in full measure. He can work out the story of the work in great detail and at the same time turn his images into types, so that the event he presents assumes a universal scale. The traditional exquisite technique as "arranged" by Zurab Tsereteli sounds as through it has originally been intended for solemn memorial compositions, historically significant, visually colourful and ostentatiously precious.
Irina Perfilieva (MA, worker of the Research Institute of Theory and History of Arts of the Russian Academy of Art)






версия для печати