«Красная дорога». Выставка произведений Виктора Калинина в Санкт-Петербурге

 

Другие выставочные залы


Дата экспонирования: 22 ноября – 06 декабря 2021 года
Место экспонирования: Итальянский зал Санкт-Петербургской академии художеств имени Ильи Репина.
Адрес: Санкт-Петербург, Университетская набережная, 17.
Вход свободный.

22 ноября 2021 года в Итальянском зале Санкт-Петербургской академии художеств имени Ильи Репина состоится открытие выставки живописи Первого вице-президента и академика Российской академии художеств, заслуженного художника России Виктора Григорьевича Калинина «Красная дорога». Проект организован при поддержке Российской академии художеств.
В.Г.Калинин родился в алтайском селе Залесово в семье старообрядцев в 1946 году. Глубоко верующие родители оказали несомненное влияние на образ мыслей художника. Виктор Григорьевич начал учебу в Красноярском художественном училище им. В.И.Сурикова, в 1965 году окончил Горьковское художественное училище, а в 1971 году - МВХПУ (б. Строгановское) по отделению монументальной живописи под руководством крупнейшего мастера отечественного изобразительного искусства Г.М.Коржева. С 1995 по 2006 гг. - преподавал на кафедре академической живописи МГПХА им. С.Г.Строганова. Участник многих международных групповых выставок, в том числе в Великобритании, Германии, Дании, Испании, США, Франции, Швейцарии, Японии. Участник международных художественных симпозиумов в Великобритании, Венгрии, Дании, Норвегии, Польше, США и Франции.

Тот факт, что искусство живописи, которому пророчили быструю и даже не мучительную смерть еще в конце прошлого столетия, смогло вполне без проблем перевалить через вековой рубеж и продолжает жить в новом тысячелетии, в общем-то, никого не удивляет. Разумеется, мастерство выстраивания целого мира, обладающего не только практически бесконечным богатством красочной палитры, но и своим особенным пространством, с иллюзорно воссозданными или умозрительно реконструируемыми глубиной и объемностью составляющих элементов, и все это на двухмерном холсте, чем, собственно, и является живопись, постоянно совершенствуется и приноравливается к всегда подвижным и испорченным привычкой к мелькающим отрывкам зрительных впечатлений особенностям восприятия сегодняшнего зрителя. В техническом смысле станковая живопись в основе остается все тем же видом визуальных искусств, как он сформировался еще в ренессансной Италии и в стремившихся к своему «новому искусству» (ars поvа) Нидерландах. Но в то же время художники, работающие в этом виде визуального выражения, не могут не учитывать, что, благодаря современным СМИ и интернету, человек сегодня поневоле вовлечен в глобальные темы и все чаше мыслит себя частью весьма грандиозных процессов и событий поистине планетарного масштаба.
Произведения Виктора Калинина, получившего широкую известность еще в 1970-1980 годы, и сегодня впечатляют своей пластической мощью и колористической энергией. Работы художника, несмотря на станковый характер большинства из них, всегда отличал особый монументальный дух. Этот дух пронизывал в холстах Калинина каждую форму - не в последнюю очередь, благодаря крупному, часто широкому мазку, к которому тяготел и тяготеет мастер, нередко работающий мастихином. Разнонаправленные мазки лепят форму, иногда создавая эффект ее «гранености», подобный кубистическому, но скорее не во имя синхронной («симультанной») реконструкции нескольких точек зрения на один объект и придания ему виртуального объема, а больше ради подчеркивания «силовых линий» сопряжения разных элементов в границах единой композиции. «Силовые линии» и взаимное пересечение цветовых плоскостей - излюбленный прием футуризма, направленный, прежде всего на создание впечатления движения форм относительно друг друга. V Калинина «силовые линии» фиксируют не фазы движения форм, а, напротив, их зыбкие, но все же статичные границы. А сами формы при этом иногда настолько обобщены, что картина в целом напоминает экспрессивную беспредметную композицию.
В работах Виктора Калинина время словно бы останавливает свой ход, и перед зрителем разворачиваются не столько отрезки времени, а скорее состояния различных элементов мира. Поэтому мы видим вздыбившуюся или, напротив, образующую глубокие провалы (овраги, карьеры) земную поверхность, некие циклопические дороги, пересекающие ее наподобие глубоких морщин, появившихся не сейчас, а когда-то очень давно, в доисторические времена, чуть ли не в эпоху великого обледенения. На этой земле, существующей в сроки, измеряемые не годами и даже не веками - а тысячелетиями, нет ничего временного, сиюминутного, быстро проходящего. Если возникает одинокая человеческая фигура, то это вовсе не какой-то случайный прохожий, а - «Страж», одиноко возвышающийся над пустынным бескрайним пейзажем, как древнее изваяние, иногда под космическим «Звездопадом». Спящая под простыней или обнаженная женская фигура превращается в самостоятельный ландшафт с горными вершинами и глубокими впадинами или вдруг в циклопическое изваяние. Деревня на берегу оврага, мост, даже костер - все у Калинина дышит незыблемостью вечности. И, конечно, - это не результаты приложения рук человеческих, но итог тяжелого, иногда мучительного процесса сотворения мира в Начале Времен. Художник уподобляется если не самому творцу этого особенного, очень красочного, переливающегося всеми гранями, как драгоценный самоцвет, мира и всех его составляющих, то вдохновенному и восхищенному свидетелю этого беспрецедентного Творения, которым он любуется так же, как и тот, кто творит и радуется сделанному.
Образы людей в новых работах Калинина несут черты этой причастности к вечному и значительному. Если речь идет о портрете (как, например, известного историка искусства Г.И.Вздорнова), то человеческий образ в нем своей пронизанностью особым светом начинает напоминать витраж или мозаику, да и с точки зрения построения формы, за счет «лепящих» ее плоских мазков, - словно бы состоит из кусочков прозрачного стекла или смальты. Работа «Семья», сохраняя аналогичные черты формообразования, создает еще дополнительные обертона смыслов, поскольку сближается с многовековой традицией ассоциировать семейные сюжеты с символикой гармонии и умиротворенности, восходящей к библейским и даже еще более архаическим прототипам.
Работы Виктора Калинина пронизаны глубоким религиозным чувством. Это видно не только из символического подтекста, скрытого в практически каждой работе художника, но и в особенностях его авторского языка, например, в том, как решает он проблему света в своих холстах. Блики и рефлексы в большинстве вещей Калинина - это те же силовые линии сопряжений, подобно иконописным «пробелам» концентрирующие большой запас духовной энергии, которая передается от них всем элементам композиции, а значит и всматривающемуся в произведение зрителю. Эта передаваемая, внушаемая энергия создает мощное эмоциональное силовое поле между произведениями Виктора Калинина и его зрителями, «заражая» образами и мыслями автора тех, кто готов вдумчиво и прочувствованно их воспринимать. В XXI веке обратные (или, как иногда их называют - интерактивные) связи художественного произведения и его зрителя усложнились и обогатились, но по-прежнему остаются, как и во всякие времена, предметом устремлений и мечтаний творца, достижимым, однако, далеко не для всех. Виктору Калинину создать и укрепить эти глубинные связи, без сомнения, удалось, и поэтому его искусство и сегодня не теряет ощущения своей причастности к самым серьезным проблемам, волнующим наших современников.
Андрей Толстой, доктор искусствоведения, академик и член Президиума РАХ.






версия для печати