М.Чегодаева. Двадцать первый век Павла Никонова. 2015.

Многие приверженцы современного искусства считают, что живопись в прямом, буквальном смысле этого слова – «живописание, живое письмо», живые глаза и рука художника, творящего красками на холсте свой художественный мир, безнадежно устарели. Властвует убеждение, что новейшие технические достижения, безграничные возможности компьютера, способного иллюзорно имитировать любую живописную, графическую и даже скульптурную технику. САМИ, помимо художника, выражают XXI век, устремлены в будущее, отбрасывая в прошлое, как никому ненужное «ретро» всё «традиционное» искусство. Подобные взгляды, такое же заблуждение, как вера в то, что «компьютерный разум» не только равен человеческому разуму, но многократно его превосходит. Самая совершенная техника бездушна и бессильна. Без человека компьютер не способен произвести ничего: ни «нового», ни «старого».
Художественные средства, которые оставили нам великие живописцы прошлого – сотворение мира живой рукой художника – НЕ производное технических достижений своего времени. Движение мазка, плотность или прозрачность фактуры краски, напряжение цвета были найдены, открыты самими мастерами. Через них выявляло себя мировосприятие художника – постижение солнечного света и игры облаков, красоты и одухотворенности человеческого лица, пластики и движения тела… Живописные открытия великого реализма XVII века, импрессионизма и постимпрессионизма ХIX-ХХ-х веков глубоко человечны, в этом их ни с чем не сравнимое непреходящее значение.
Такими, «человечными» живописными средствами владеет один из самых сильных мастеров нашего времени Павел Никонов, чьи новые работы предстали летом 2015 года на выставке нескольких живописцев в ЦДХ…  Стоит пристально вглядеться в его работы, понять, насколько может быть современным «традиционное» искусство.
Никонов воспринимает и воссоздает в своих работах мир ХXI века средствами ЖИВОПИСИ. Сама живопись говорит и действует в его работах, воплощает и передает его видение мира – нашего современного русского мира в его поистине трагической безысходности. Мощные почти объемные мазки, хранящие всю силу и движение кисти, контрастное сопоставление темных коричневых до черноты и глухо-серых тонов краски вводит нас в мир старой русской деревни, старой России, рушащейся и умирающей у нас на глазах.
Сюжетный рассказ в живописи Никонова едва прочитывается, почти не ощутим. Сама живопись, ее мощь, ее пластические сопоставления и контрасты буквально кричат о нас, о России XXI века, о неминуемом разрушении и конце чего-то огромного, векового и о сопротивлении этому разрушению. О вечной непреходящей жизни природы, сияющего неба, струящегося света, воскресающих в маленьких, очень простых, импрессионистических этюдах 2015 года.
Картины Павла Никонова трудно описать словами. Их нельзя отстраненно разглядывать – их нужно чувствовать, погружаться в стихию его мощного живописного мастерства, разделять его душевную боль, его взволнованное осознание нашего сегодняшнего дня как трагической ломки, отказа от чего-то очень важного, от каких-то незыблемых опор и спасения, сохранения того вечного, что не подлежит разрушению. Спасения САМИХ СЕБЯ.
Всем ли современным людям нужны такие чувства, понятна такая боль? Сотни, если не тысячи наших современников убеждены, что компьютерная книга вполне может – и должна – заменить создававшиеся и живущие веками рукописные и печатные издания. Миллионы людей во всем мире сутками не отрываются от всякого рода электронных «смартфончиков», расхватывают каждую новую модель – еще более нагруженную играми, услугами, развлечениями, предложениями, еще активнее подменяющую реальную жизнь электронной. Они уповают на электронное будущее, им нужно электронное искусство. Миллионы наших современников живут сегодняшним ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ днем.
А что ждет нас завтра? Какими будут люди будущего – людьми или андроидами, как давно уже пророчат «научные фантасты»? Что останется от нас, если, конечно, вообще «с нами что-то будет через двадцать лет», – как пел наш лучший бард XXI века Андрей Макаревич.
НЕ ЗНАЮ.



Возврат к списку

версия для печати