А.Гамлицкий. "Выставка произведений Владимира Галатенко". 2015.

26 мая 2015 года в Галерее искусств Зураба Церетели на Пречистенке открылась выставка живописи и графики заслуженного художника РФ, члена-корреспондента РАХ Владимира Галатенко.

Художник родился в 1949 году в Астраханской области, учился в Астраханском художественном училище, а затем на отделении художественного оформления тканей Московского текстильного института. Его творческая биография свидетельствует о разнообразии интересов, способностей и профессиональных навыков. В 1970-1980-е годы Галатенко успешно выступал как художник-оформитель и дизайнер: украшал павильоны ВДНХ, был художником-постановщиком церемонии открытия и закрытия XXII Олимпийской игр в Москве 1980 г., главным художником Международного парка искусств XII Всемирного фестиваля молодёжи и студентов (1985). Параллельно Галатенко много работал в книжной иллюстрации. В 1990 и 2000-е годы художник обратился к монументальной живописи.  Важное место в его творчестве всегда занимали станковая живопись и графика в самых различных техниках.

Список наград, почетных званий, перечень персональных выставок и собраний, где хранятся работы Владимира Галатенко, весьма впечатляет и свидетельствует об успешной карьере состоявшегося профессионального художника. Однако на выставке мы смотрим не дипломы и медали, а представленные произведения, которые являются единственным и беспристрастным документом, подтверждающим дарование автора.

Должен признаться, я впервые ознакомился с развернутой репрезентацией работ Владимира Галатенко, поэтому нижеследующие заметки являются не столько глубоким  анализом, сколько первым эмоциональным впечатлением от творчества художника.

Выставка в галерее Зураба Церетели является фактически творческим отчетом Владимира Галатенко о деятельности за последние четверть века в области станковой живописи, графики и книжной иллюстрации. Представлены работы, созданные с начала 1990-х годов и до сегодняшнего дня. В первую очередь, хочется отметить очень элегантную и внятную организацию экспозиции. Развеска произведений превосходно отражает хронологию и эволюцию стиля и интересов автора, а также содержит ряд очень выразительных сопоставлений работ, исполненных в различных техниках, направлениях, стилистических, колористических системах, что позволяет увидеть поиски и эксперименты в области формального и образного языка, ощутить живой пульс творческой мысли художника.

Владимир Галатенко показал все жанры, в которых работает: пейзажи, изображения цветов, портреты, сюжетные композиции. Как уже говорилось, в экспозицию вошли произведения, выполненные в излюбленных художником живописных и графических техниках: масло, акрил, темпера, гуашь, сангина, смешанные техники. Надо заметить, что Галатенко принял достаточно смелое решение,  представив все стилистические направления и опыты в поисках формы, цветового и образно-эмоционального решения, к которым обращался, предоставил зрителю судить об успешности своих экспериментов.

В 1990-е годы художник увлекался фантазийными произведениями в духе символизма, отличающиеся нежным, пастельным колоритом («Мираж» 1990, Б., акварель). Не являясь особенно оригинальными по сюжету и изобразительному языку, эти работы отличаются отточенной формальностью решения. Художник главное внимание уделяет динамическим и тональным эффектам, тончайшим нюансировкам живописной среды. В зыбком, подвижном пространстве колеблются смутные образы фигур, создающие изменчиво-загадочный эмоциональный строй произведения.

Ярко выраженный фантастический характер имеют и многочисленные женские изображения, созданные Владимиром Галатенко.  Вне всякого сомнения, разработка темы идеальной Женщины, как олицетворения  внешней и внутренней красоты, превосходно характеризует мировоззрение художника, его в хорошем смысле гедонизм. Он  сливает, сплавляет женские образы с другим излюбленным объектом своего творчества – цветами, используя звучную полихромию цвета. При всей штампованности метафоры и некоторой салонной красивости, «женщины-цветы» Галатенко необыкновенно декоративны, грациозно-подвижны и эмоционально радостны. В динамичной игре ярких цветовых пятен художник проявляет дар колориста, понимание значение ритма, формы мазка («Идеальное созерцание». 1999. Холст, масло). Здесь Галатенко, вне всякого сомнения, обращался к наследию мастеров интернационального модерна (Альфонс Муха), но не менее важную роль сыграл его собственный опыт художественного оформления тканей.

К галерее фантазийных образов «женщин-цветов» тесно примыкают изображения цветов реальных, которые Владимир Галатенко пишет и рисует очень много и охотно. Как и видение Прекрасной Дамы, цветы занимают важное место во внутреннем космосе художника, как зримое олицетворение красоты и таинственности земного бытия. Надо заметить, что жанр «цветы» имеет долгую историю, начиная с ботанических атласов XVI столетия до таких крупных мастеров, как Михаил Врубель, Михаил Сапунов, Петр Кончаловский и мн. другие. Не могу сказать, что Галатенко создал какие-то новые ноты цветочной симфонии в искусстве, но ему удалось найти синтез между точностью натуралиста и поэзией живописца. Галатенко мастерски передает  почти тактильное ощущение хрупкости, нежности лепестков и листьев, упругость стеблей в камерных «портретах» цветов, но умеет изобразить эти удивительные создания природы и монументально, в крупном формате. Цветы, растворяющиеся в подвижных красочных массах фона, предстают как эпический, мощный образ Красоты, растворенной в мироздании. При всей линейной, ритмической и колористической декоративности цветов Владимира Галатенко, они сохраняют полное впечатление живых природных оригиналов. Несомненно, цветочная тема является одной из самых интересных на выставке.

Интерес к окружающему миру, точнее, к его чувственно-эмоциональному отображению, с наибольшей последовательностью проявился в пейзаже – жанре, который лейтмотивом проходит через все творчество Владимира Галатенко, что отражено в экспозиции выставки. Именно в изображениях природы художник сумел найти индивидуальную реализацию своего мировосприятия и сформулировать набор устойчивых и узнаваемых изобразительных приемов. В отличие от эмоционально мощной силуэтной и колористической декоративности изображений цветов и женщин, в пейзажах Галатенко очень сдержан, интимен и лиричен. Он отказывается от ярких, открытых красок и резких контрастов в пользу деликатных, плавных градаций света, тени, оттенков цвета, порождающих удивительно тихий, спокойный образ природы.

Неслучайно, в пейзаже художник обращается главным образом к графическим техникам – темпере, гуаши на картоне или бумаге. Камерность, иллюзорность графического произведения подчеркивают лаконичную простоту и скупую выразительность пейзажей Галатенко, в своей легкой незаконченности оставляющих для зрителя некоторую тайну, которую так любит художник.

Пейзажи Владимира Галатенко подчеркнуто не притязательны – среди них нет «открыточных» видов, почти нет знаменитых мест, его кисть запечатлевает ничем не примечательные леса, речки, сельские домики, тихие уголки городов. Возникло впечатление, что художник сознательно избегает самых эффектных и эмоциональных моментов в жизни природы – восходов, закатов, даже яркого солнца. Он много пишет в сезоны, когда природа  особенно скромна – ранней весной и поздней осенью. Его излюбленный мотив – лишенные листьев деревья, когда голые ветви образуют лаконичный рисунок на фоне не яркого неба. Как мне кажется, это связано с особенностями восприятия природы художником – не бурное восхищение и любование, но почтительное и тихое созерцание таинственного мира. Владимир Галатенко хочет найти красоту там, где ее не видят другие, пытается показать нам увиденное, призвать зрителя обратить внимание на то, что мир прекрасен даже в самых обыденных проявлениях.

Эти принципы очевидны уже в пейзажах 1990-х годов («Вид Новодевичьего монастыря», Б., темпера, гуашь. 1990) и продолжаются в работах последних лет («Синий день». 2008. Картон, темпера, акрил). Но особенно удался художнику графический цикл видов окрестностей и интерьеров усадьбы Мелихово, выполненный в 2001 году. В этих листах Галатенко нашел особенно выразительный синтез поэтической, лирической окраски, лаконичности средств и пластической определенности.

В сложном жанре изображения интерьеров усадьбы художник сумел выйти за рамки простой фиксации, выступил последователями таких признанных мастеров жанра как Федор Толстой и Станислав Жуковский. Галатенко нарисовал не экспозицию современного музея (пусть любовно собранную и сохраненную музейщиками), а передал живой дух дома Антона Павловича Чехова. Кажется, писатель только что встал из-за рабочего стола и вышел прогуляться.

Тяготение к лаконичности изобразительных средств и цветовых сочетаний в сочетании с четкостью форм ощущается и в последних работах Владимира Галатенко, представленных на выставке. Среди них особого упоминания заслуживают натюрморты, в геометрической простоте которых ощущается проработка идей кубизма. Однако в скупом аналитизме форм и сдержанности цвета натюмортам Галатенко не изменяет декоративизм и  цветовая выразительность, присущая цветочному жанру мастера («Натюрморт с красной рябиной. 2015. Картон, темпера).

Интересную эволюцию сюжетно-тематических произведений в творчестве Владимира Галатенко демонстрируют недавние работы на военную тему, особенно картина «Памяти моей мамы». 2015. Холст, масло). Художник изображает простую русскую женщину в момент ее незаметного, но тяжкого и не заменимого труда на железной дороге. Лишенное всяческого пафоса полотно исполнено суровой героики, подчеркнутой почти графической ограниченностью палитры и лаконичным рисунком. В то же время глубоко личная для художник работа окрашена искренней теплотой.

Подводя итоги, хочется сказать, что мое первое знакомство с творчеством художника Владимира Галатенко оказалось приятным. Я увидел художника обладающего разнообразными профессиональными навыками и умеющего их применять, ищущего, не боящегося экспериментировать. В экспозиции достаточно неожиданно объединены сюжетно-тематические картины и фантазийные образы, пейзажи, природные объекты, портреты, явно исполненные с натуры, и полуабстрактные композиции. Однако при всем внешнем многообразии поисков и экспериментов Галатенко, выставка ярко демонстрирует общее единство его творческого метода и художнического видения.

Владимира Галатенко называют «художником-романтиком», а его произведения – «видениями». И это, во многом, верно. Мироощущение художника целостно, лишено драматической конфликтности и мятущейся противоречивости. Его взгляд направлен только на светлую строну мироздания, где живут идеальные образы всего сущего. Поэтому в творчестве Галатенко столь большое место занимают фантазийные, прекрасные изображения женщин, поэтому любит он писать цветы – одно из самых волшебных созданий природы. Поиски гармонии, идеала, таящегося в далеком, волшебном мире бросают флер загадочности, недосказанности на произведения художника, где предмет  изображения нередко оказывается размыт, погружен в медленно текущую туманную среду.

В то же время, в основе всех произведений Владимира Галатенко всегда лежит «госпожа натура», что особенно ярко проявляется в его «цветочных» вещах, а также в многочисленных пейзажах. Однако его работы не есть отображение действительности, но всегда впечатление от нее, образно-чувственное переживание увиденного. Художник выявляет, подчеркивает, даже идеализирует тот образ, который рождает у него лицезрение объекта, а затем ищет адекватную своим переживаниям форму. Именно этими напряженными поисками объясняется широкий спектр применяемых Галатенко материалов, стилистических, композиционных, колористических, ритмических, декоративных приемов.

Несомненной сильной стороной Владимира Галатенко является умение находить художественную форму, соответствующую содержанию изображаемого, подчеркивающую замысел и те чувства и эмоции, который испытал автор, создавая произведение. По-видимому, важную роль здесь сыграли разнообразные занятия художника на протяжении творческого пути и приобретенные им профессиональные навыки.


А.В. Гамлицкий
Старший научный сотрудник
НИИ теории и истории изобразительных искусств
Российской Академии художеств



Возврат к списку

версия для печати