Заседание семинара «Теоретические проблемы художественного творчества и языка искусства»

 

В Отделе теории искусства НИИ РАХ прошло заседание постоянно действующего семинара «Теоретические проблемы художественного творчества и языка искусства».

На этот раз на заседании семинара 6 июня 2018 года выступила философ, искусствовед из МГУ им. М.В.Ломоносова Алина Борисовна Духно с докладом: «Фракталы. Новый язык науки и искусства».

Тема фракталов – достаточно новая в науке об искусстве. Дословно фрактал (лат. fractus — дроблёный, сломанный, разбитый) означает нечто, что идентично большему, частью чего является. Чаще всего под фракталом понимают бесконечно самоподобную геометрическую фигуру, каждый фрагмент которой повторяется при уменьшении масштаба. Сразу возникают представления об узорах красивого ковра, каждая часть которого выступает как бы подобием, эмбрионом целого. Этот узор может сколь угодно варьироваться и ветвиться, в него можно углубляться, но, по сути – он стремится к бесконечности.

С появлением компьютерной графики фрактал как язык искусства ощутил просто-таки взрыв внимания к своим возможностям. Одним из видов «фрактального искусства» является видеоарт. Все ошеломляюще красивые, завораживающие заставки разных программ телевидения – это также реализованный язык фракталов. Яркие краски и динамика фракталов на экране ТВ вовлекает нас в «космос», на горизонте которого – новые планеты, астероиды, световые эффекты. Все это происходит с невероятной быстротой, динамикой и превращениями по заданной вебдизайнером программе. На основе именно фрактальной техники создаются все компьютерные игры. Техника фрактала широко используется в архитектуре.

Однако особо важно отметить, сами архитекторы не озабочены следованием какому-то правилу фрактала. У архитектора как художника есть замысел, который он реализует на бумаге, а потом в материале. Интересно понять, что «фрактальное мышление», основным принципом которого является повторение развилось в лоне художественного творчества последнего столетия независимо от научной теории фракталов. Скорее - параллельно с этой теорией. Так, стройный ряд «ленточных окон» Ле Корбюзье – тоже своеобразный фрактал, существовавший уже тогда, когда фрактальной концепции не существовало. К фракталу, можно сказать, тяготели все конструктивисты.

В обсуждении доклада А.Б.Духно особо отмечалась суггестивная, психологически вовлекающая, эмоционально-медитативная природа фракталов. Это цвето-световые фигуры, поражающие наше воображение в театральном спектакле. Это невероятный фоновый ряд самых известных кассовых фильмов – когда едва видимую, но живущую и движущуюся даль невозможно построить на сценической площадке, на помощь приходит фрактал.

Выступает ли фрактал особым видом искусства? По мнению присутствующих – нет. Это скорее набор приемов, захватывающая воображение формальная техника, которая может выступать КРАСКОЙ в традиционных произведениях искусства (архитектура, фото, живопись, театр, кино). Говоря специальным искусствоведческим языком, фрактал – феноменологичен. Но он – не онтологичен. Иными словами: визуальные вариации фрактальных изображений воспринимаются непосредственно, глубоко, внушающе, вне всяких смыслов и «фильтров культуры». Фрактал будит глубоко запрятанные внутри человека ритмы, циклы, фазы, которые в своем повторении посылают сильные импульсы бессознательному, иррациональному. Все это с успехом использует не только видеоарт, дизайн, декоративное искусство, но и берут на вооружение многочисленные мистические практики, столь распространенные сегодня.

Вместе с тем собственная семантика фрактала скудна. Его воздействие более можно описать как психологическое, эмоциональное, создающее средовый эффект. В этом – причина онтологической недостаточности фрактала. Он не претендует на извлечение неких сущностных смыслов, на которых базируется все Искусство с большой буквы. Хотя теоретики фрактала порой и склонны трактовать визуальность, образуемую фракталами как «божественную гармонию мира», уносящую нас в бесконечность.

В этом отношении можно говорить, что фрактал, его концептуальность ПОСЫЛАЮТ ВЫЗОВ СОВРЕМЕННОМУ ИСКУССТВУ. В визуальности фрактала есть какой-то драматизм «заданности» и «незаданности». «Фрактальная геометрия природы» может вступать в противоборство, а порой и в соприкосновение, в пересечение с антропной сутью искусства.

Словом, думать и анализировать современное искусство, созданное с помощью фракталов чрезвычайно увлекательно. Как известно, сам человек – это весьма вариативный феномен. Эту сторону антропного и эксплуатирует фрактальное мышление. Даже если рассматривать эстетическую привлекательность фракталов как психологическое упражнение, как тренинг воображения – использование таких возможностей на практике дает много ярких, ошеломляющих, трудновообразимых эффектов.

Участие в обсуждении чрезвычайно интересного, по общему мнению, доклада А.Б.Духно приняли: О.А.Кривцун, академик РАХ, доктор философских наук, профессор, заведующий Отделом теории искусства НИИ РАХ, Е.О.Романова, член-корреспондент РАХ, О.Б.Дубова, доктор философских наук (НИИ РАХ), В.Г.Арсланов, доктор искусствоведения (НИИ РАХ), Е.В.Сальникова, доктор культурологии, профессор (Государственный институт искусствознания), А.М.Буров, доктор искусствоведения, профессор (ВГИК), Е.А.Кондратьев, доцент, заведующий кафедрой эстетики МГУ им. М.В.Ломоносова, С.С.Ступин, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник НИИ РАХ.

О.А.Кривцун, член Президиума Российской академии художеств.




Возврат к списку

версия для печати