Круглый стол «Христианское искусство на Востоке и на Западе в Средние века. Механизм функционирования...»

 

Приглашаем Вас принять участие
в круглом столе на тему:
«Христианское искусство на Востоке и на Западе в Средние века. Механизм функционирования в системе культуры»

Время проведения:  14 июня (четверг) 2018 года с 11.00 до 18.00.
Место проведения: Белый зал Российской академии художеств
(Пречистенка, 21, м. «Кропоткинская» или «Парк культуры»)

Заявки на выступления принимаются до 31 мая 2018 г.
на электронную почту drevrus-niirah@yandex.ru для Рындиной Анны Вадимовны,
тел. Оргкомитета 8 985 980 85 48 (секретарь Малахова Татьяна Юрьвна)


Существенные различия художественных традиций, сформированных исторической жизнью народов в течение многих столетий на Востоке и на Западе,  в ряде аспектов продолжают оставаться проблемой, требующей тщательного анализа. Дело не только в изображении Богов, сколько в отношении к ним человека. Во времена архаической Греции общение с Богом обеспечивал идол, скрытый в жилище, которое все видели. Но появлялся он лишь в исключительных случаях. Католицизм с его культом святых, пристрастием к статуям не смог полностью отказаться от «схваток с собственным язычеством». В нем образы Христа, Марии или Святых воспринимались телесно, словно могли шевелиться и говорить (Жан Клодт Шмитт).

С течением веков – на пороге Нового времени культурное противостояние Востока и Запада постепенно смягчается, что особенно явно проявилось в XVII веке в  факте всеобщего  почитания вселенских святынь. Однако  этому предшествовал очень долгий путь навстречу друг к другу. В VIII веке византийский император Лев III Исавр актом иконоборчества жестко пытается утвердить свою власть над патриархом и верным ему духовенством. Папы же мягко стремятся избежать излишнего поклонения сакральным изображениям. Интерес к иконоборчеству появляется на Западе лишь в период Реформации в XVI-XVII вв. В византийском мире иконоборчество вызывает жесткий отпор. Иоанн Дамаскин и  Феодор Студит в ответ на конфликт императора и Церкви изобретают самую утонченную теологию иконы. По этой причине некоторые ученые считают, что православие так никогда и не отошло от двухмерных изображений, полностью отрицая «скульптурных идолов». Это мнение поддерживал Х. Бельтинг, возможно, в силу мягкого отношения к протестантизму. В среде католиков напротив драгоценные трехмерные идолы, подобные  Фиде Конкской, описанные в начале XI века клириком Бернаром Анжерским снискали большую славу,  ибо их чудесная сила могла укрепить могущество Церкви.

На Западе же благодаря григорианской рефоме второй половины ХI века, разделившей мирян и церковнослужителей в функциях и образе жизни, живописцы и скульпторы получили  автономный статус. В искусстве возникла свобода изображений от рамок теологического канона и независимость художников от церкви.

Как ни странно Запад уже в XI веке проявил повышенный интерес к восточно-христианским древностям. В Средние века в Италии почти в каждом крупном городе непременно находился глубоко чтимый византийский образ. Подобные «обмены» стали традицией, также как появление чудотворных мраморных статуй в Византии. Все это имеет логичное объяснение: широкое почитании фигур – реликвариев и храмовой скульптуры на Западе (особенно изобильной в романскую эпоху), а в Византии - уникальных мраморных изваяний Божьей матери, особых по своему сакральному смыслу. При всем различии в назначении и стилистике эти памятники имели единый источник,  восходящий к античной традиции. Подобные  мотивы на протяжении длительного времени кочевали из позднеантичного искусства в византийское, оттуда - в западноевропейское, южнославянское и древнерусское (С.Аверинцев).
      
Не случайно О.Демус писал, что в византийском искусстве формы были как бы разборными, в чем на Западе видели наиболее полезное свойство восточно-христианского искусства. Однако при общности ряда мотивов восточной и западной культур  независимо от наличия или отсутствия канона  нельзя не учитывать огромность европейского Запада, где в отдельных регионах формировалось религиозное искусство, отмеченное глубоким своеобразием.  В этом плане восточно-христианский мир представляется более «цельным полотном» несмотря на естественное наличие региональных особенностей. Эти моменты требуют углубленного исследования, ибо многие экуменические проблемы современного мира позволяют более глубоко выявлять как  сходство, так и различие культурного уклада  Востока и Запада.

Сформулированные выше позиции дают возможность участникам круглого стола не только уточнить или опровергнуть обозначенные положения, но и развернуть  свободную научную дискуссию.



ПРОГРАММА КОНФЕРЕНЦИИ

Модератор: Гамлицкий Андрей Викторович (НИИ РАХ)

• Вступительное слово: Рындина Анна Вадимовна (НИИ РАХ)
Романов Григорий Александрович (Зам. глав. ред. журнала «Традиции и современность»). Ренессансное влияние на архитектуру Кремля: собор «Святая Святых» и Спасская башня
Щедрина Ксения Андреевна (ПСТГУ). Образы святых царей в русском средневековом искусстве. Иконографические заметки
Рындина Анна Вадимовна (НИИ РАХ). Русские резные киотные фигуры Николы Чудотворца в контексте европейской традиции надгробных икон
Лукичева Красимира Любеновна (НИИ РАХ). Влияние григорианской реформы на искусство XI-XII  веков: аспекты научной дискуссии
Малахова Татьяна Юрьевна (НИИ РАХ). Слияние христианских и античных элементов в памятниках средневекового искусства Запада и Востока
Гамлицкий Андрей Викторович (НИИ РАХ). «Евангелие Иеронима Наталиса» (Антверпен, 1593), как иконографический образец для русских и китайских художников XVII века
Островская Тамара Александровна (МГОМЗ). Две деревянные скульптуры «Христос в темнице» XVIII века в собрании МГОМЗ
• Заключительное слово: Рындина Анна Вадимовна (НИИ РАХ)

Дискуссия, обсуждение докладов





Возврат к списку

версия для печати